27.06.2022
Нейропсихология
23.06.2022
Лайф-коучинг
21.06.2022
Отношения
Тревога

Агрессия. Тревога. Травма.

Краткое содержание и основные тезисы публикации:

  1. С февраля 2022 психологи наблюдают общее изменение состояний клиентов. Примеры.
  2. Предположение о связи между повышением общего уровня агрессивности среди людей и эскалацией международных дипломатических отношений
  3. Предположение о связи между повышением уровни тревоги и ухудшением экономических прогнозов
  4. За тревогой и агрессией часто стоит травматический эмоциональный опыт, который обостряется в критической ситуации.
  5. Травматический опыт искажает восприятие реальности
  6. Для восстановления адекватности, снижения тревоги и агрессии, помогает восстановить ощущение спокойствия и безопасности, а также исследовать угрозы-триггеры

С конца февраля 2022 года я и мои коллеги - консультирующие психологи-психотерапевты - сталкиваемся с явными переменами в состоянии наших клиентов, да и нас самих. Эти перемены выглядят все более и более общими и распространенными, выходят за пределы индивидуальных случаев.

Возможно, вы заметили, что в последнее время подавленность ощущается тяжелее, раздражающих людей и событий стало больше, выносить напряжение сложнее или почти невозможно. Швы, которые связывают бизнес, дружбу или семьи если не трещат, то явно натягиваются до пределов, как и нервы. Возвращаются или появляются впервые панические атаки, навязчивые тревожные мысли...

Вот два собирательных примера высказываний клиентов в этот период:

Геннадий, 37 лет, Москва, инженер ПТО строительной организации.

- Я ничего не могу с собой поделать. Срываюсь на жену и детей. А иногда молча плачу без слёз от ощущения себя слабаком - хоть в петлю. На работе сложно сосредоточиться, кажется, что руководство мной недовольно и вот-вот уволят. Но стал больше ходить на работу, раньше прихожу и позже ухожу. Несколько проектов остановлено. В последний раз не выплатили премию. И зарплату задержали. Но хозяин говорит, что с фирмой всё хорошо. Раздражает, врёт, наверное.

Постоянно спорим с коллегами - они на меня как будто давят, тесно с ними. А одного гада холодно и презрительно игнорирую, из-за того, что он хочет меня подставить и занять моё место. Пью. На работе кофе. Дома коньяк вечером. Спорт забросил, теряю форму. Иногда успокаиваюсь, когда ем. Постоянно проверяю где жена и дети, вдруг что-то с ними случится. Вспоминаю как мама на рынке торговала, неужели и мне тоже придется, готовлюсь морально. Если придется, то заставлю жену помогать.

 

Алевтина, 26 лет, помощник руководителя

- Из-за того, что все, кто заходят к шефу, пытаются со мной поговорить, я как свободные уши. Не могу уже их всех выдерживать, а потом, после этих дурацких разговоров, не могу сосредоточиться и начинаю сама читать новости. Плохо сплю, невролог выписал лекарства. Шеф все время хмурый. Боюсь, что меня уволят - и что дальше? Сейчас будет безработица. Парень меня стал критиковать, что нужно, наоборот, работать больше и просить зарплату повысить, а как я сейчас это могу? Сам пусть идёт работать вместо меня. Я сама из Хабаровска, там у меня пожилые родители, я им деньги отправляю. Но уехать к ним не могу, обидно будет возвращаться...

Если вы крепкий и устойчивый человек, которому предыдущие симптомы несвойственны, то обратите внимание, появились ли "пустые" состояния, без мыслей, чувств и желаний? Чаще ли приходится терпеть других людей, которые не могут взять себя в руки? Возникают ли вспышки гнева и вины?

Предполагаю, что усилению и более широкому распространению этих состояний в текущий момент способствуют два одновременно действующих фактора - эскалация международных дипломатических отношений и увеличивающееся количество прогнозов коллапса российской экономики. Они отражаются в человеческой душе повышением агрессии и тревоги.

Когда мы представляем себе человека, который способен доброжелательно выйти из сложного конфликта, мы называем его "дипломатом". В массовом мировоззрении и культуре образ дипломатических переговоров задает социальную норму, ориентир как преодолевать конфликты и управлять агрессией. Если сам этот ориентир смещается, то и норма в обыденном сознании смещается тоже, возникает мысль "если уж настоящие дипломаты не могут договориться, то куда уж нам - обойдемся без дипломатии". В некотором смысле, эскалация дипломатических отношений косвенно способствует эскалации частных конфликтов, откату к более примитивным формам выяснения отношений.

Негативные экономические прогнозы формируют негативный прогноз личного будущего: потеря доходов, резкое изменение привычного образа жизни и структуры потребления, падение спроса в профессиональной отрасли, угроза оказаться под сокращением и длительно находиться без работы... Это создает тревогу.

Тревога гонит человека в агрессию или депрессию (широко известные ныне защитные реакции организма "бей", "беги" или "замри").  При этом, проявление агрессии в текущий момент ощущается как более допустимое на фоне смещения "дипломатический нормы". Столкновение с чужой агрессией вызывает чувство беспомощности и усиливает депрессию.

Сочетание тревоги и агрессии (депрессии), а также истощение душевных сил, которые направлены на сдерживание этих чувств (само это напряжение часто плохо осознается), оживляет травмы.

Травма - это особый и обособленный эмоционально-телесный опыт, который возник под действием интенсивного вредоносного события (акт сексуального насилия, участие в катастрофе) или длительного вредоносного влияния средней и даже слабой интенсивности (жизнь в отношениях контроля и унижения; продолжительная необходимость бороться за выживание; отсутствие признания личности и эмоциональной поддержки).

Травматический эмоциональный опыт сохраняется в человеке. Часто он прячется в складках памяти и оттуда влияет на эмоции, решения и поступки. В спокойной и безопасной обстановке его влияние может быть невелико, незаметно или отсутствовать. В тревожной и агрессивной обстановке травматический опыт начинает влиять сильнее.

Травма искажает картину мира и обостряет реакцию на события. 

В приведенных выше примерах Геннадия и Алевтины, дела, скорее всего, обстоят вот так: Геннадием руководство довольно и полагается на него всё больше и больше в тяжелое время как на самого ответственного и работоспособного. Коллеги Геннадия видят как он вкалывает, немного его побаиваются и стараются лишний раз не мешать. Шеф Алевтины так привык, что она надежный помощник, что полностью сосредоточился на своих задачах, не проявляя внимания к Алевтине и надеясь, что она сама будет решать часть вопросов с сотрудниками-посетителями.

 

Для того, чтобы восстановить адекватную картину мира и вернуть своим мыслям, эмоциям и отношениям нормальную интенсивность, требуется работа с психологом-психотерапевтом. В нынешней ситуации это действительно необходимая, а не просто желательная услуга.

При этом, вы можете начать помогать себе самостоятельно:

  • Ощутите напряжение в теле. Задайтесь вопросом, "что я могу сделать, чтобы мое тело почувствовало себя спокойнее и в безопасности прямо сейчас?"
  • Вспомните события текущего дня и задайтесь вопросом, "что я воспринимаю как угрозу? В какие моменты я ощущал повышение напряжения в теле как будто для того, чтобы защищаться?". Медленно рассмотрите то, что Вы ощутили или ощущаете как угрозу. Сравните и различите, какой она выглядит сейчас, и какой выглядела тогда, когда вы с ней в первый раз столкнулись.

Эти два шага - одни из множества практик, которые помогут восстановить связь между интенсивностью ваших переживаний и ситуацией в вашей жизни. Связность и цельность эмоционального опыта обеспечивает успешное прохождение кризиса.

 

Олег Васильчук, профессиональный психолог, психотерапевт

страница на CMPi https://cmp-i.com/specialist/2382